Центральная библиотека

Яковлевского городского округа

БУТОВО > Трагедия на Каменной горе

В километре от села Бутово в сторону Казацкого есть гора, которую с незапамятных времён называли Каменной. Местным жителям она памятна трагедией, разыгравшейся в первый год Великой Отечественной войны. Здесь только с 1 по 7 ноября 1941 года было расстреляно 770 советских солдат и офицеров, а всего до 800. Их имена не установлены. В основном это были бойцы 100-й стрелковой дивизии, которая в то время вела тяжёлые оборонительные бои, отступая на восток, и попала в окружение. Бойцы, лишённые питания и боеприпасов, разделившись на отдельные группы, по глухим местам пробирались к своим. При этом наводили страх на фашистов, поскольку совершали дерзкие вылазки, вступали в неравный бой. Когда заканчивались боеприпасы, нападали на обозы фашистов. И попадали в плен.

Вот что рассказывает Н.М. Горелов, очевидец тех событий: «Немцы заняли село Бутово 22 октября. Сразу же сюда прибыл и карательный отряд. Очень часто шли дожди, была непролазная грязь. Каждое утро верхом на лошадях каратели выезжали за пределы села, а к вечеру пригоняли пленных красноармейцев. В первой группе, которую они привели, были две мед­сестры, их вместе с другими заставили копать себе могилу.

Изнурённые длительными походами и бессонными ночами, истощённые голодом и болезнями многие красноармейцы не могли идти, и верховые фашисты расстреливали отстающих на ходу. Стреляли и тех, кто пытался оказать помощь своим товарищам.

Пленных загоняли в клуб, где подвергали пыткам. А когда число доходило до нескольких десятков, палачи с автоматами в руках в сопровождении овчарок через все село гнали их на Каменную гору, где был песчаный карьер. Выстраивали в шеренгу у края обрыва и расстреливали из пулемётов. Перед смертью люди выкрикивали проклятья в адрес своих врагов, прощались друг с другом. Через какое-то время появлялись копачи и засыпали трупы. Так продолжалось много дней, до самых морозов».

Другая жительница села Н.В. Гребёнкина вспоминала: «Я не раз видела из окна, как немцы вели одну группу советских солдат, потом другую. Один солдат упал в ров раньше выстрела, а ночью ушёл. Утром пришли немцы, и одного убитого не досчитались. Они всех для верности прокалывали штыками. Расстреливали не только солдат, но и мирных жителей. Однажды вели отца с сыном-подростком. Их схватили, когда те пасли коров. Отец об­нял сына, так они и упали обнявшись. Это было ужасное зрелище».

А вот рассказ Е.И. Щёголевой: «Согнали немцы в клуб всех пленных, среди них были и дети. Мы им бросали картошку, огурцы, хлеб. Немцы отсчитывали из пленных каждого десятого, набиралась группа, которую потом расстреливали. Как-то на Каменный бугор вели сразу три группы. Один солдат из колонны крикнул нам: «Граждане! Передайте в Болховец Фроловой Прасковье…» Мы, конечно, передали то, что видели. Эта женщина после войны приезжала в Бутово».

Трое из тех, кого немцы пытались расстрелять, чудом остались живы. Один из них – житель села Луханино нашего района, другой – из Ракитянского района: им, тяжело израненным, удалось выбраться из-под трупов и спрятаться у местных жителей. Третий, уроженец Киевской об­ласти, после войны остался жить в селе Казацком, работал комбайнёром в колхозе. О нём известно больше всего подробностей.

Комсомольцу Степану Попову было 19 лет, когда 15 мая 1941 года его призвали в армию. Он попал в 100-ю дивизию, находившуюся в Харькове. Не успел привыкнуть к армейским порядкам, как началась война. Через несколько месяцев их дивизия выдвинулась навстречу наступающему врагу. Молодые воины не дрогнули в бою. Под Гомелем дивизия приостановила немцев и перешла в наступление. Продвинулась она вглубь на 75 км. Но соседние части враг смял, и дивизия оказалась в окружении.

С того дня начались суровые испытания. Ещё необученным бойцам пришлось усваивать солдатскую науку в тяжёлых боях. Вскоре дивизия прорвала окружение. Снова бои с наступающим противником, и снова окружение. Тут Степан впервые попал в плен. В тот же день ему с това­рищами удалось бежать. В Козинке Грайворонского района он второй раз попал в плен к врагам. Среди пленных встретил командира роты соседнего батальона. Новый побег, теперь уже вдвоём.

Когда они пробрались в Томаровский район, узнали, что накануне тут был жестокий бой. Отдельным подразделениям удалось пробиться сквозь окружение, а больные, раненые и те, у кого закончились патроны, попали в плен. И то не все. В ночь с 7 на 8 ноября в Казацком группа смельчаков напала на вражеский обоз, захватила оружие и ушла к своим. Фашисты пришли в неистовство. 8 ноября они расстреляли в Казацком восемнадцать пленных и троих местных жителей. А попавшего в плен Степана Попова с большой группой пленных повели в Бутово. В клубе его отобрали в группу, которую должны были вести на расстрел на Каменную гору. Но он воспользовался ротозейством часового и спрятался среди местных жителей.

Ещё один очевидец тех событий У.И. Горелов рассказывал: «Один из уцелевших бежал по улице Лощинной, немец в него выстрелил, тот упал. Худошин Иван Порфирьевич положил на него лист железа. А беглец говорит: «Не трогай меня, я живой». Когда стемнело, он ушёл».

Офицер Томаровского райвоенкомата В.Г. Смоляной, ведавший в шестидесятые годы учётом братских могил, собрал материал о тех событиях, беседовал он и с С.К. Поповым. Были попытки обратиться к бывшим воинам 100-й моторизованной дивизии (впоследствии она была переименована в 1-ю Гвардейскую стрелковую дивизию). Но они оказались безуспешными. Фамилии воинов, захороненных в братской могиле на каменной горе в Бутово, так и не удалось установить.

В 1961 году на этом месте поставили памятник, заложили парк площадью 27 гектаров. Жители села приходят сюда, чтобы почтить память погибших, не покорившихся врагу в годину тяжких испытаний, тех кто предпочёл смерть позору.

Позже был открыт новый памятник «Скорбящая мать», символизирующий Родину-мать, которая не дождалась своих сыновей.

В настоящее время памятник требует капитального ремонта, хотя косметический недавно был сделан. Ведущие к подножию памятника ступени разрушаются. (Чтобы подняться к памятнику, нужно преодолеть сто ступенек). Сосновый бор, который когда-то был заложен вокруг памятника, требует прореживания и чистки. Хочется надеяться, что средства, собранные в ходе благотворительного марафона по сохранению исторической памяти «Мы помним!», пойдут и на эти цели.

Т. СВЕТЛИЧНАЯ.

Автор благодарит Т.А. Ерёмину – учительницу истории бутовской школы и ученицу 11 класса Н. Сальтевскую, а также Н.М. Горелова за предоставлен­ный материал.