Центральная библиотека

Яковлевского городского округа

ГОСТИЩЕВО

Реквием в камне

 

В селе Гостищево и его окрестностях стоит сегодня двенадцать памят­ников, напоминающих нам о Великой Отечественной. Автором их является местный житель Анатолий Ефимович Беседин. Самобытный скульптор, чьё творчество – вздох о войне, о великом горе человеческом. Все его скульптуры стоят там, где покоится прах солдат. Это его крестьянская боль над моги­лами, земной поклон сложившим голову в военное лихолетье. Реквием в камне.

Список воинов, захороненных в братской могиле №11 с.Гостищево (возле ж.д. вокзала)

Список воинов, захороненных в братской могиле № 12 с.Гостищево (по улице Кирова)

Список воинов, захороненных в братской могиле № 12 с.Гостищево (парк)

Родился Анатолий Ефимович 5 августа 1933-го бесхлебного года. С детства увлекался рисованием и лепкой. Фигурки из глины и мела получались у него словно живые. Мечтал стать скульптором. Но проклятая война порушила планы.

5 декабря 1941 года под окошками его избы произошла какая-то нелепая история: в потёмках сцепились воевать свои со своими. А утром пришли немцы, кто ещё был жив – докололи, добили и заставили гостищевских мужиков выкопать большую могилу. 58 человек туда улеглось.

В 1958 году Анатолий пришёл из армии и на месте могилы обнаружил свалку. С односельчанами очистил территорию от мусора, посадил деревья. А в 1961 году на этом месте установил памятник. Так и стоит он до сих пор, напоминая о последнем приюте убиенных. На постаменте – фигура солдата. Могила обрамлена металлическим бордюром. Над нею развесили ветви пять клёнов, создавая тень. У входа в ограду – две берёзки, словно часовые.

Работал всё время в колхозе – прицепщиком, трактористом, механиком. Специалист был толковый, знающий, по-крестьянски основательный. Но главным делом, главным занятием для души считал скульптуру. С единствен­ной темой: война у родного порога. На фронте погибли четыре его дяди. Он видел убитых бойцов, смерть во всей её неприглядности. Поэтому война прошла через его душу и сердце.

Трактористом работал – подъедет, станет и стоит, размышляет у ворон­ки, оставшейся от разбитого самолёта. Поначалу хотел скромно это место обозначить, но поставил памятник настоящий. Поставил повыше, чтобы даже из низины был виден. Прямо рядом с воронкой. А в основание замуровал пулемёт, найденный здесь же, при закладке фундамента.

Воин, сгинувший в этой воронке, близ хутора Дружный, в камне живёт не один, а с человеком, который вырвал его из безвестности. Каменный лётчик обнимает каменную девочку. А имя у неё – Надя Лычёва, в замужестве Надежда Яковлевна Стрельникова. Это она на глазах у немцев, но незаметно для них, сумела подхватить с земли и унести планшетку. Из документов узнали: звали лётчика Владимир Андрианович Писарев, уроженец Куйбышевской области. На открытие памятника приезжала сестра лётчика.

За это своё занятие – основное! – Анатолий Ефимович денег не получал, не считал для себя возможным зарабатывать на святом деле. Однажды, правда, сельсовет небольшую сумму начислил, так он за деньгами не пошёл – постеснялся. Жена получила: как знаешь, говорит, а я схожу, потому что вижу, сколько ты сил вкладываешь. Что верно, то верно. А он просто не мог спокойно смотреть, как разваливаются ветхие обелиски, сглаживаются могильные холмики.
Напротив гостищевского вокзала, в парке стоит памятник погибшим односельчанам: медсестра держит умирающего на плащ-палатке бойца, притянула его к себе, а он, это видно, говорить не может. Лежит без шинели и каска рядом.

В районе железнодорожной станции в Сажном погибло много служи­вого люду: и в бронепоезде, который здесь воевал, и от бомбёжек, когда пути восстанавливали. Для этого места Беседин вылепил фигуру военного железнодорожника.

А в Рождественке во весь рост встал танкист в боевой форме. Здесь берега речки Липовый Донец становятся пологими, и немцы, вос­пользовавшись этим, прорвались к автотрассе. Наши их останавливали. Сошлись броня на броню. И около шестисот бойцов, в том числе и тан­кистов, рассказывают, умерло в полевом госпитале от ран и ожогов.

На его памятниках наряду с солдатскими присутствуют четыре женские фигуры. Может, потому, что только женщина знает полную меру военной печали?
Фигуру скорбящей «гражданской» женщины он поставил в деревне Крюково. И трижды – фигуру медсестры. Например, в Новых Лозах, где был в сорок третьем госпиталь и, значит, умирали солдаты. Томил душу скульптора-самоучки рассказ, напечатанный в районной газете «Победа», так и появился этот памятник медсестре Гале и её боевым подругам. И в Клеймёново – девчонка в военной форме и с сумкой на боку охраняет покой не менее трёх тысяч солдат, телами которых зимой с 41-го по 42-й год были заполнены три больших силосных траншеи.

Святая земля. Каждый, кто по ней ходит, должен чувствовать это, знать.

Беседин старался, чтобы память о войне воплощалась в его работах достойно. Самостоятельно проштудировал и держал под рукой книги скульпторов Крестовского, Томского, немецкого антифашиста Кремера. По­знакомился с белгородским скульптором Савушкиным. С Крестовским вёл переписку. Два года, работая трактористом, учился в Московском заочном университете искусств. Когда начал строить дом, бросил учёбу.

Обычно на каждую работу у него уходило по два-три года. И только два раза работа потребовала меньшего времени. Первым мелким заказом был бюст уроженца Астрахани Героя Советского Союза Беляева по просьбе его сестры Прасковьи Гавриловны. Она – инвалид, на военном заводе ещё в юном возрасте ей оторвало ноги. У неё никого не было, всё утешение – память о брате. Она прислала его фотографию вместе со слёзной просьбой… И он её выполнил, сам упаковал бюст в багаж и отправил женщине, которую даже в глаза никогда не видел.

Вторым заказом был, увы, современный: бюст 20-летнего Виктора Маслова, вернувшегося в Гостищево в цинковом гробу. Представляю, с какой болью в душе работал над ним Анатолий Ефимович: как раз в это время в Афганистан отправили его собственного сына. Про чувства свои он никому рассказывать не стал. Поведал лишь о том, как добивался сходства. Сказали ему, что сестрёнка на погибшего брата похожа, и он подходил к ней тайком, запоминал черты. Потом бежал домой как сумасшедший, чтоб зарисовать: при ней ведь это неудобно было делать.

Анатолий Ефимович Беседин умер 25 сентября 1996 года. Вдова Зинаида Фёдоровна подарила сельской библиотеке архив мужа, в котором сохранились статьи из газет, его переписка, рисунки художника.

Два раза в год – 9 мая и 5 августа – соблюдается традиция, которой не­мало лет: школьники, ветераны в сопровождении эскорта мотоциклистов объезжают памятники, созданные и установленные местным скульптором, возлагают венки и цветы.

Местная власть проявляет заботу о благоустройстве территорий, прово­дит косметический ремонт памятников. Есть даже примеры, когда в малонаселённых сёлах жители сами ухаживают за памятниками. Так и должно быть, память людская – дело живое и никакой корыстью незамутнённое.

Ветераны войны Гостищевского поселения предложили увековечить память скульптора А.Е. Беседина, назвав его именем одну из улиц.

Е. КУЗНЕЦОВА, зав. гостищевской поселенческой библиотекой.

//Победа.-2009.-25 июля