Центральная библиотека

Яковлевского городского округа

Тимофеева Ольга Георгиевна

Тимофеева Ольга Георгиевна родилась в деревне Жерядки в ста километрах от Ленинграда, в семье из четверых детей была старшей.
В 1938 году окончила семь классов и уехала в северную столицу работать на завод «Красный треугольник», выпускающий резиновые изделия – автошины, галоши и т.п. Была резчицей резиновой обуви.

– Жила с девчонками в общежитии на окраине города, ходили к заводу пешком по пустырям и мимо новостроек. В то время там было много убийств, поэтому через год папа приехал и забрал меня домой. Но вскоре отправилась опять в Ленинград, устроилась работать на военный завод «Большевик» табельщицей, – вспоминает она. – Работала на этом заводе вплоть до 1947 года.

Город был осаждён фашистами в сентябре 1941 года, в феврале 1943-го советские войска прорвали блокаду, открыв «Дорогу жизни» по Ладожскому озеру, и только 27 января 1944 года она была снята полностью, – так гласит летопись Великой Отечественной войны. За этими короткими строками – полная ужаса и страха жизнь оной девушки – Оли Макаровой (это её девичья фамилия).

Стояла до изнеможения за токарным станком, работала в инструментальном складе. В мае 1942 года её определили телефонисткой на «КП» при части МПВО, оставив на правах рабочей. Всё преимущество – паёк был немного лучше, но зато угроза быть убитой значительно возросла. Крутила ручную сирену, сообщала заводчанам о готовящемся артобстреле и воздушной тревоге. Солдаты на вышке наблюдали за появлением фашистских самолётов, в случае чего звонили на «КП». Случалось, они пер­выми предупреждали и горожан. Всем при этом полагалось уйти в укрытие, а ей этого нельзя было сделать. Так что смерть она видела в лицо ежедневно.

– Жили при заводоуправлении на казарменном положении, по десять-двенадцать человек в комнате, утром и вечером – поверка, в город выпускали только по разрешению в выходные. Питались в столовой, за почти пустой суп отдавали талоны, но чувство голода не исчезало. Обогревали жильё зимой с помощью «буржуйки», бросали в топку всё, что попадалось под руку, даже остатки мебели. Болела цингой, от которой не только кровоточили дёсны, но и на ногах, руках появлялись язвы, через которые проглядывали кости, – вспоминает Ольга Георгиевна.

Там, в осаждённом городе на Неве, она встретила свою первую любовь. Иван Никитич Волобуев защищал героический город. Молодые люди стали изредка встречаться, но вскоре бойца отправили на передовую. Поженились они после его демобилизации.

Бывшая блокадница отмечена медалями «За доблестный труд в годы Ве­ликой Отечественной войны 1941-1945 гг.» и «За оборону Ленинграда», вру­чённую ей 23 июня 1943 года (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года), позже – мно­жеством юбилейных наград.

Вскоре после прорыва блокады Ольга Георгиевна узнала горькую правду о своих родных. Отец ушёл на фронт в первые дни войны и погиб неизвестно где. Старший брат партизанил. Немцы, узнав об этом, жестоко избили мать, и она умерла от побоев. Младших сестру и брата угнали в Германию.

В апреле 1947-го муж увёз её к своим родным в Крым, но вскоре они пе­ребрались в наши края – село Волобуевку. Четыре года жили в землянке, вы­рытой на месте сгоревшего родительского дома. Муж работал механизатором на МТС, она – свекловичницей в колхозе.

В 1951 году переехали в посёлок Сажное, скитались по квартирам, по­том стали строить свой дом. Здесь она до самой пенсии работала на железнодорожной станции уборщи­цей, Иван Никитич был начальником производственного участка колхоза в Рождественке.

Похоронив мужа (он умер от инфаркта), Ольга Георгиевна вышла замуж во второй раз за такого же бывшего фронтовика, Ивана Павловича Тимофеева. Своих детей у неё не было (виновата война), поэтому дочь и сын второго мужа стали ей родными: даже после смерти отца навещают старую женщину, привозят продукты из Белгорода. Рядом на стене – фотографии обоих мужей, с которыми жила в ладу и согласии, бережно хранит и их старые альбомы.