Центральная библиотека

Яковлевского городского округа

Путеводитель по Яковлевской земле > Достопримечательности > Захоронение князей Волконских XVIII – XIX в. > Беседа с П.Н.Жмурковым

Петру Николаевичу Жмуркову давно за семьдесят. Однако человек он не из робкого десятка. Следит за собой, на здоровье особо не жалуется. Умеет отдохнуть. Один из лучших солистов хора “Ветеран”, искренне заботится о людях как председатель совета ветеранов поселка, хороший сосед, отзывчивый товарищ. Летом еще на велосипеде на дачу ездит. Топор, пила – все инструменты послушны в его умелых руках. Писала о нем, как об участнике Курской битвы, как о хорошем, достойном человеке, а теперь вот за чашкой чая говорим о далеком и близком, о том уголочке земли, что особо дорог моему собеседнику – с. Сабынино, где он родился и вырос.

– Родители были простыми крестьянами, – вспоминает собеседник. – А нас, ребятишек, четверо. С детства приучали к труду, порядочности, человечности.

Сабынино село большое, богатое в то время, потому как было в нем более 300 дворов. Князья Волконские, проживающие в Петербурге, имели здесь родовое поместье. Помнит Петр Николаевич из разговоров родителей, земляков, перед революцией жили в нем Волконские-молодые наездами, двое сыновей были офицерами. Две дочери Волконских являлись украшением села. Отдельно стоял шикарнейший дом княгини Волконской.

– Отец рассказывал, когда приехал молодой князь,- вспоминает Петр Николаевич,- в смутные времена начала нового столетия, то местная беднота хотела арестовать его. Он не сопротивлялся, попросил повременить до утра. А когда крестьяне вернулись, его уже и след простыл.

В этом доме, ставшем после революции семилетней школой, учился и мой уважаемый собеседник. Тот, кто хотел продолжить образование, ходил в соседнее село Хохлово. Добротное, красивейшее здание сожгли в сорок первом партизаны. Думали, что немцы там будут ночевать.

Лучшие земли до революции в Сабынино принадлежали помещику Алферову. Под Гостищевской горой стоял его богатейший сад. До сих пор старожилы диву даются, как на тех, самых, казалось, неудобьях, могли вырастить такой цветущий сад. Аллеи жасмина, роз радовали своей неповторимой красотой до самой войны.

Столь же привлекателен был сад у княгини-барышни Авдеевой. По рассказам стариков, у нее всегда было много гостей, проводились веселые застолья, массовые гулянья. Помнится людям и помещик Выродов, самый бедный из сабынинской знати. По воскресеньям в холщовой рубахе и в новых лаптях хаживал в церковь, которая была расположена в районе нынешнего магазина.

200 гектаров земли сабынинской имел помещик-немец Лебендер. Выращивал сахарную свеклу. Сам в имении не появлялся, все заботы лежали на плечах управляющего. Безусловно, князья, помещики жили в добротных, красивых домах. А простой люд?

Не помню случая, чтобы старшие говорили о том, что кого-то обидели,- подчеркивает Петр Николаевич,- только и остались в памяти разговоры о том, как пороли двух парней, забравшихся в барский сад Авдеевой.

Вся земля сабынинская принадлежала помещикам, однако голода не было. После революции растащили и дома, и мебель местной знати, и поэтому село Сабынино считалось самым богатым до коллективизации. Люди еще долгое время сохраняли какую-то определенную культуру. В праздничные дни одевали все чистое, да такое, чтобы было аккуратное, сидело, как говорится, хорошо. Много было талантливых людей, самобытных музыкантов, певцов, танцоров, мастеровых людей. В моде считалась скрипка, сабынинский хор знали во всей округе.

Хорошо помнит Петр Николаевич 1924-1927 годы. Люди охотно ходили на демонстрации. В 1926 организовалось кредитное товарищество. Выкупили землю, лошадей, а потом приобрели и трактор. Через два года создали первый колхоз на базе этого товарищества. Колхозниками стали шестьдесят семей. В первом колхозе “Энергия”, возглавил который Алексей Гаврилович Остащенко, хорошо разбирающийся в механизмах, появились маслобойня, крупорушка. Умный был председатель, хороший. Три богатейшие ярмарки в год проводились в Сабынино, особенно многолюдной, с изобилием товаров была распродажа на Покров. Корочанцы привозили хорошее масло, хлеб.

Приезжие на пять дней становились на постой у местных жителей, которые неплохо на этом зарабатывали.

Зажили, было, хорошо. НЭП многое дал нашим крестьянам,- вспоминает ветеран.

Однако в 1929 году в Сабынино приехал уполномоченный, заставили всех вступить в колхоз, начали выискивать кулаков. У кого сад хороший, пара лошадей – выселяли. Потеряло село много работящих рук, талантливых хозяев.

На пост председателя колхоза прислали двадцатипятитысячника Гумовского. Человек он был честный, добросовестный, поляк по национальности, однако в сельском хозяйстве не разбирался, и не было в то время таких служб, как агрономия, ветеринарная, механизации. Поголовно лошади заболели менингитом, лечить их было нечем. Создали МТС. Кадры слабые, техника простаивала.

Постепенно хозяйство набирало силу. Председателей по-прежнему меняли одного за другим, и всех привозили со стороны.

В 1936 г. председателем селяне выбрали своего бригадира, врожденного крестьянина, отца Петра Николаевича. Работал он, не покладая рук, об этом и старожилы говорят. Колхозники стали жить лучше.

А в 1937 только и успели скосить половину хлеба. Шли беспрерывно дожди. Урожай начал прорастать, гнить. Стали искать врагов народа. Двенадцать председателей колхозов, в том числе и отца посадили в тюрьму,- вспоминает ветеран. Хлеб бы спасать, а они собрание за собранием проводят. Требовали, чтобы колхозники голосовали за то, чтобы отца нашего расстрелять, как врага народа. Не проголосовали. Когда выпустили, отец работал продавцом, а я уже бухгалтером в сберкассе. Потом – секретарем в райкоме комсомола. В 1939 получил повестку в военкомат и вернулся домой только после войны.

Петр Николаевич имеет множество военных и трудовых наград. Он – участник Курской битвы, освобождал Западную Украину, дошел до Перемышля. Сейчас – инвалид войны, активно участвует в общественной жизни поселка, часто встречается с учащимися школ и училищ. Ему есть что рассказать подросткам и совесть его чиста перед народом.

Записала В. ВОЛВЕНКОВА.